?

Log in

No account? Create an account
Провинциальный олигарх узнает, что его помощник спит с его женой. И вместо того, чтобы утопить его в озере с тазиком бетона на ногах, привозит в ресторан и предлагает алкогольную дуэль: кто дольше продержится. Они пьют и треплются, а девушка на кухне все смотрит и смотрит в калейдоскоп. Нет, на этот фильм я пошел бы вряд ли, если бы не три обстоятельства.
Во-первых, с веселым недоверием отношусь к Евгению Гришковцу и его затеям. В каком восторге я был от его моноспектакля «Как я съел собаку», в таком же недоумении от его телепередачи «Настроение». Мне не очень понравился его музыкальный альбом, но очень понравился клип на песню «Настроение поднимается». И уж, конечно, кино Гришковца я пропустить никак не мог.
Во-вторых, не раз приходилось слышать, как данное творение сравнивают с очень полюбившимся мне в этом году фильмом «О чем говорят мужчины». И мне, безусловно, нужно было проверить, насколько это сравнение правомерно.
В-третьих, не последним обстоятельством стало то, что фильм снят в Иркутске, городе, где мне довелось жить несколько лет и где я по прежнему живу в настоящий момент.
Впрочем, Иркутск тут оказался совсем ни при чем, поскольку он действующим лицом тут вовсе не является, сия натура, судя по всему, была выбрана потому, что режиссер Анна Матисон – родом из Иркутска, а в режиссуру и Москву попала именно благодаря тому самому «Настроению», но не тому, что шло по СТС, а тому, которое поднялось. Сколько в фильме собственно Анны Матисон, судить трудно, так же как нельзя сказать, сколько в фильмах «Квартета И» осталось от режиссеров этих фильмов, заявленных в титрах. И в этом смысле сравнение совершенно правомерно, поскольку фильм «Сатисфакция» – это самый что ни есть Гришковец из целлюлоида, все в нем пронизано Гришковцом, им начинается и заканчивается. Его харизма и текст – это все, на чем держится фильм. В титрах Матисон тоже числится в авторах сценария, но тогда все, что она написала, было настолько в канве Гришковца, что органически вплелось в его текст. Собственно, «Сатисфакция» и есть прежде всего текст, пусть и замечательно сыгранный, и не только Гришковцом, но и составившим ему прекрасный дуэт Денисом Бургазлиевым. Это текст без сюжета или драмы в привычном смысле, ибо перед нами лишь кусок обыденной жизни, вырванной страницы, пьяного трепа о жизни и женщинах.
На этом сходство с «Мужчинами» и заканчивается. Ибо если «Мужчины» – это, прежде всего, веселая сатира на ежедневные банальности нашей жизни и немножко провокация, чтобы представители полов повозмущались: одни, мол, нет, мы такого никогда не говорим, а другие, ну что это за мужчины такие пошли, да таких мужчин за нунчаки и музей. А, в конце-концов, все таки до ужаса позитивная сатира и совсем ни к чему не обязывающая шалопайская провокация. Здесь же, на маленьком пятачке банкетного зала ресторана «Маяк» и на балконе с видом на Байкал разыгрывается маленькая трагедия, начинающаяся с нелепого списка с темами для беседы о «мороженом и ответственности» и заканчивающаяся откровениями об одиночестве и любви. Два представителя разных поколений то пытаются спорить об одном и том же, но на разных языках, то неожиданно приходят к чему-то общему, но в конце-концов каждый из них все больше и больше оголяет самое страшное и непроизносимое – каждый из них бесконечно одинок и несчастен. И каждый прячет эти два ужасных чувства как может: за спасенными собачками и ощущением собственной безграничной власти или за заграничным образованием и бесконечным карьерным ростом, но выйти из замкнутого круга не может и не умеет.
Гришковец как всегда многословен и одновременно бессловесен. Он как всегда говорит банальности и ничего нового не открывает, но ему снова удается поймать зрителя на крючок и заставить проникнуться своим настроением – светлой грустью о том, что мы – это нечто, что уже произошло, и нельзя все исправить простым прокручиванием назад, как нельзя сложить одну и ту же картинку в калейдоскопе дважды.
Остается только чуть-чуть посетовать, что этот год в российском кино снова будет ознаменован этаким «не-кино», ибо от кино тут только целлюлоид, и много порадоваться, что стало больше еще одной достойной работой, хотя бы в этом странном жанре. А еще остается пересмотреть фильм снова, что мне уже хочется сделать, чего и вам желаю.
Некоторое время назад мне довелось посмотреть полуальтернативный фильм «Электрома», созданный небезызветной группой «Дафт Панк». В фильме двое товарищей с мотоциклетными шлемами вместо головы, наполненными микросхемами, сначала едут очень-очень долго по пустыне, а затем въезжают в город, где все жители такие же, с шлемами вместо голов, даже детишки во двориках домов. И затем они долго-долго едут через весь город. Все происходит в полном молчании, впрочем, разговоры вряд ли помогли бы делу, скорее наоборот. Некоторое подобие сюжета имеется: в один из моментов эти двое пытаются при помощи какой-то резиноподобной массы сделать поверх шлемов лица, похожие на человеческие, а в другой момент даже пытаются изобразить некое подобие любви, но в итоге все заканчивается достаточно печально для их напичканных электронными схемами голов. Фильм мне не то, чтобы не понравился, он скорее был мне совсем не близок. А поскольку при просмотре такого кино нужно совпасть в каких-то подсознательных ассоциациях и переживаниях с авторами фильма, я просто выкинул фильм из головы, решив, что попросту не «совпал».
И вот, спустя энное количество времени я встречаю на своем пути фильм «Овсянки», при просмотре которого у меня возникла стойкая ассоциация с «Электромой». Не потому, что герои все время куда-то едут, то молча, то с беседой (не такой уж редкий прием), а потому, что все, что изображено на экране – совершенно безжизненно. И персонажи, и природа, и сюжет, и диалоги, и то самое пресловутое племя мери.
Наверное, режиссер именно такую задачу и ставил. И мери приплел сюда потому, что они также мертвы, как безжизненно все, что он хотел изобразить. Возможно, этот концепт перекочевал из книги, я не читал и вряд ли прочитаю. Но смотреть на это с пониманием, вероятно, может только тот, кому близка «Электрома», с ее безжизненностью и пустотой, наполненной теми самыми неуловимыми бессознательными переживаниями, которые оказались не близки мне. И наконец, в «Электроме» роботы хотели стать живыми. В «Овсянках» же живые хотят стать мертвыми.
Замечали ли вы когда-нибудь, что фильмы про смерть – это очень часто наиболее наполненные жизнью фильмы? Там герои лишь притворяются мертвецами или теми, кто собирается умереть. А сами и в загробном мире, и в мире призраков, и среди живых живут полной жизнью, да такой, что позавидуют те, кто живее всех живых. Федорченко снял полностью противоположное кино: все его персонажи и их чувства похожи на живую мертвечину, зачем-то вспоминающую, что они жили и любили, но в это уже не верится, потому что в жизни или любовь, или смерть, одно из двух. Тот, кто еще не любил или уже разлюбил, в любовь не верит. А я не верю в любовь мертвецов.
В итоге, кино в каком-то смысле и для кого-то небезынтересное: отличные актерские работы, красивая музыка и пейзажи, возможность пофилософствовать после просмотра. И наверное, я во многом предвзят к нему, поскольку фильм мне показался пустоватой спекуляцией на тему ушедших в глубину веков мери, любви и смерти. Однако, тут уж ничего не поделаешь, такие вот «Овсянки».

2011 год наступил. Вместе с ним для киноманов наступил и год новый кино. Решил описать, что же я жду в Новом году из уже анонсированных проектов и почему.


127 часов. Герметичный триллер Денни Бойла, которого я очень люблю за «28 дней спустя», но очень недоумеваю по поводу позапрошлого года. Пора Бойлу выбираться из сомнительных оскаровских лавров «Миллионера из трущоб». И у него на это есть все шансы.


Бобёр. Харизма Мэла Гибсона и дебют Джоди Фостер – уже интересно. Но плюс еще и небанальная идея, должно получится.


Высоцкий. Если и здесь рука отечественных киноделов не дрогнет сделать халтуру, то я умываю руки. Буслов дает надежду на лучшее. Будем ждать.


Девушка с татуировкой дракона. Финчер. Нет, нет так. ФИНЧЕР.)) Оригинал не смотрел, и пока сомневаюсь, смотреть до или после.))


Древо жизни. Без комментариев.


Запрещенный прием. Снайдер, психушка, фэнтэзи и клевые девчонки. Это я люблю и очень надеюсь, что будет так же клево как в трейлере.


Исходный код. Один из самых ожидаемых в будущем году. Во-первых, Данкан Джонс. Во-вторых, собственно, без всяких «во-вторых», потому что имени Данкана Джонса мне более чем достаточно.


Капитан Америка. Просто нравятся кадры.))


Ковбои против пришельцев.  Режиссирует Джон Фавро, на экране Крэйг, Форд и Тринадцать, в основе – совершенно абсурдная идея. Как минимум уже интересно. И ролик понравился.


Король говорит. Колин Фёрт, Джеффри Раш и Хелена Бонем Картер. Что еще нужно для счастья?))) Хорошый сценарий и режиссура. И успех обеспечен.


Красный штат. Страшно, товарищи, страшно, когда один из любимых комедийных режиссеров замахивается на совершенно другой жанр. Так что пойду или нет, не знаю. Поглядим.


Кунг-фу Панда-2. По – мой герой, потому жду фильм, уповая на кинематографического бога, который просто не может допустить, чтобы такую мультяху испортили сиквелом.


Люди Икс: Первый класс. Во-первых, жду реабилитации франшизы после ужасного «Росомахи». Надеюсь, Мэтью Вон не подведет, как не подводил ранее.


Меняющие реальность. Так вышло, что имя Филиппа К. Дика для американского научно-фантастического кино стало символом успешности. Надеюсь, что и в этот раз удача его не подведет, и получим еще один хороший фантастический фильм.


Пираты Карибского моря-4. Другой режиссер, но прежние сценаристы. Джонни и Раш в команде. Трилогия уже есть, и если четвертая не понравится, я не включу ее в канон, как это случилось с вышеупомянутым «Росомахой».)) Если понравится, вэлкам!


Поколение пи. Пелевин. Насколько получится экранизация, не знаю, но очень любопытно.


Приключения Тинтина. Стивен Спилберг, увы, в последние годы иногда позволяет себе халтурить. Примером тому могут служить «Война миров» и последний «Индиана». Однако я очень надеюсь, что раз сценарий писал не Дэвид Кэпп, то и халтуры в этот раз не будет.


Супер 8.  После «Звездного пути» Джей Джею я верю. Не скажу, что это самый ожидаемый проект, но не пропущу точно.


Тачки-2.  Первые тачки занимают самую низкую позицию в моем личном рейтинге мультиков «Пиксар», ниже только «Суперсемейка». При всем при этом мультфильм отличный и на голову выше большинства произведений других студий, поэтому во вселенную тачек вернусь с удовольствием, ибо лимит доверия к «Пиксару» просто невероятно велик.))


Черный Лебедь. Потому что несмотря на мои нелады с «Фонтаном», своим «Рестлером» Аранофски убедил меня. И расцвет Портман не пропущу.


 


А есть и те, кого не жду и вряд ли пойду. Если что-то или кто-то не изменит мое мнение, что бывает редко.


Гарри Поттер-7. Фильм 2. Гарри, ты уже не торт.


Трансформеры-3.. Миша, смотри строчку выше.



И наконец, номинация «Представим, что этого фильма не было, нет и не надо».
Служебный роман. Наше время. Ноу комментс.

А чего вы ждете в 2011 году? Жду рекомендаций.))

Итоги 2010 киногода

Как всегда не люблю ранжировать, поэтому просто расставил свою десятку года по алфавиту. Как всегда большую часть хороших фильмов не видел и посмотрю теперь только в следующем году, поэтому в этом списке нет таких-то и таких-то фильмов, например «Милых костей». Как всегда, все субъективно.))

История игрушек 3
Лучшим фильмом года для меня однозначно стал мульт «История игрушек-3». Во-первых, потому что я фанат франшизы, кассета с одноголосым переводом появилась у меня еще в школе почти сразу после выхода первого фильма и была затерта до дыр (до сих пор храню обложку). С первого просмотра я окончательно и бесповоротно влюбился в команду Вуди и Базза. Потом был универ и вторая «История игрушек», а потом у меня родился сын, и была третья «История игрушек». В общем, с игрушками по жизни.)) Во-вторых, я фанат «Пиксара», и тут уж, как говорится, слова излишни. В-третьих, даже вне тройного фанатства (еще я фанат мультов в целом) кино все равно обалденное.

Как я провел этим летом
Фильм Попогребского, как и все хорошие фильмы у нас, практически стопроцентно миновал широкую публику. И как всегда, не потому, что он супер-пупер альтернативный или непонятный, просто продюсеры в очередной раз берегут свой родной народ от хорошего кино. Это вам не «Черная Молния». Зато это прекрасные актерские работы, в том числе и работа Григория Добрыгина, которому дали таки возможность раскрыть свои актерские способности. И, конечно, замечательный Сергей Пускепалис.

Кандагар
Триумфальное возвращение Кавуна в кино и мою жизнь в частности. Увы, его «Пиранья» лично для меня практически поставила на нем, как на режиссере, крест. И вот, «Кандагар», честное и интересное кино, ничего лишнего, но все, что нужно было сказано. И это как раз то самое патриотическое кино, на которое можно и нужно давать государственные деньги. Так что голосую за Кавуна. «Детям до 16» еще не видел, но оно на очереди.

Команда А
Замечательный, незамутненный, веселый, остроумный, прекрасно исполненный экшн, каким он и должен быть. Ну и это, Шарлто Копли форевер.

Начало
До этого года я с интересом присматривался к Нолану, пересматривал его «Бэтмэнов», но не ожидал от его такого «Начала». Теперь, после просмотра «Помни» во мне уже начинает развиваться здоровый фанатизм, осталось ознакомиться с остальным материалом. Здесь же замечательные сценарий, постановка, спецэффекты и ДиКаприо, а главное – это кино, которое хочется пересматривать.

О чём говорят мужчины
«Квартет И» продолжает радовать нас фильмами, которые раз от раза лучше. По крайней мере, «О чем говорят мужчины», на мой взгляд, сильнее, чем предшествующие «День выборов» и «День радио». Существует мнение, что их фильмы – никакое не кино, но, поскольку, диалоги и актерское исполнение здесь на порядок выше, чем большее из того, что делается сегодня в «настоящем» российском кино, то очень надеюсь, что «Квартет И» будет продолжать снимать свое замечательное во всех отношениях «НЕ кино».

Пипец
Мэтью Вон, крепко уважаемый мною за неровную, нервную и до ужаса романтичную и живую «Звездную Пыль», не подвел меня снова. «Пипец» - такое же неровное и нервное, но столь же живо сыгранное и поставленное кино. Бывают случаи, когда недостатки выглядят как достоинства. Мэтью Вон для меня именно тот случай. Хлоя Моретц – мой герой. Героиня, то есть.))

Поп
Так случилось, что кадр и настроение Хотиненко мне очень близки. Может быть, потому, что мирное решение – это мой путь, даже если он в принципе невозможен. И может быть поэтому я уже знаю почти наизусть его «Гибель империи», и даже нелепый «1612» пересматриваю с удовольствием. Ну а «Поп» - это еще и Маковецкий. Что ж, именно так для меня и выглядит фильм о чудесах Веры. Настоящих, а не надуманных.

Рапунцель: Запутанная история
Новое диснеевское чудо, объединившее все достоинства классической рисованной анимации и новых компьютерных мультфильмов, комментарии по поводу которого излишни. Смотреть и пересматривать.

Социальная сеть
Итак, еще одна моя любовь – Финчер. Началось все с «Бойцовского клуба», а не закончится, похоже, никогда, потому что с каждым новым фильмом режиссер преподносит что-то новое, не забывая ни о форме, ни о содержании.

Воображариум доктора Парнаса
Итак, кино, стреляющее в никуда в надежде попасть в точку. Лично я стал этой точкой для Гиллиама, как и некоторые другие редкие точки, в отличие от большинства. Так что, если Гиллиам продолжит стрелять наугад, он, возможно, потеряет зрительское признание, а значит в массовом масштабе этот фильм ничего хорошего не несет. Для меня же он вошел в десятку лучших, хоть и не фильм 2010 года, вообще-то. Потому и одиннадцатый и не по алфавиту.))

И о печальном.
Остров проклятых
Главным разочарованием года стал для меня фильм Скорсезе. Но на этом прошу никого не заморачиваться, это личные заморочки, у меня со Скорсезе отношения очень сложные. А последнее время все наши с ним встречи стали заканчиваться совершенно одинаково: с удовольствием смотрю до самого конца, а в конце следует разочарование в стиле: «Что за кофе вы мне подсунули?». Так было с «Отступниками», так стало и с «Островом проклятых». Понимаю, сам виноват, поэтому, скорее всего, отношения свои с будущим творчеством режиссера в новом году разорву и обращусь к тем многочисленным его прошлым произведениям, что не видел ранее. И попытаюсь понять, что же я таки не догоняю в его творчестве.

Год был, однозначно, слабее предыдущего. Пусть по жанрам «Принцессу и лягушку» в этом году смог достойно представить «Рапунцель», «Бросок кобры» - «Команда А», «Вверх» - «История игрушек», но совершенно неподражаемыми, на мой взгляд, остались, к примеру, «Бесславные ублюдки», «Звездный путь», «Луна 2112», «Район номер 9» и «Рок-волна». И все же год был весьма неплохой. Пусть новый будет еще лучше.
Всем – замечательного, неподражаемого, проникновенного, смешного и самого разного кино.
Если вы действительно поверили в то, что на экранах теперь правят только компутерные персонажи средней степени качества, из которых выделяются только пиксаровские, из года в год задирающие себе планку, к которой остальные и не думают стремиться, и уж кто-кто, а сказка им не конкурент, то идите в кино. Идите и убедитесь, что компьютерная анимация уже обрела новое содержание, что сказка и в наши дни бывает настоящей, что три-дэ может быть не просто «развлечением для глаз», а время от времени творить чудеса.
На экранах сейчас творится самое настоящее волшебство: веселое, непринужденное, без капли пафоса, с настоящими, живыми персонажами, будь то Златовласка-Рапунцель и ее Спутник-Очаровательный-Негодяй или конь-ищейка с зеленым хамелеоном. Все персонажи, от первого до последнего, поющие и пляшущие в три-дэ формате, захватывают и влюбляют в себя, будь то банда головорезов или беззубый старичок, изображающий Амура. Как «Дисней» это делает, сложно сказать, потому что рецепта идеального мультфильма, наверняка, не существует, иначе его использовали бы все, и было бы нам счастье. Но, наверное, часть этого загадочного рецепта – верить в то, что ты делаешь, верить по-настоящему, отдаваться этому без остатка, и именно тогда сказка оживает и становится самой настоящей реальностью. В этом ли состоит магия кино, я не знаю, но хочу верить, что именно в этом.
Всегда сложно писать о том, что тебе очень нравится. Ибо для критики выразительные слова всегда найдутся, а слова для похвалы всегда кажутся излишне пафосными. И если этот отзыв покажется вам именно таким, не верьте словам, идите в кино и смотрите. Потому что описать словами то, что получилось у «Диснея» - это то же самое, что «танцевать об архитектуре». Невозможно пересказать чужую сказку, если ты не сказочник собственной персоной. А «Дисней» - это самый что ни на есть настоящий сказочник, вернувшийся из дальних странствий. И перед нами еще один мультфильм, который по праву может называться «диснеевской историей».

/Идущий/
Чжан Имоу – один из моих любимых режиссеров, а «Герой» - один из любимых фильмов, а все потому, что больше всего в кино я ценю гармонию формы и содержания.
Чжан Имоу, как истинный китаец, безусловно, визуал c большой буквы, недаром именно он был выбран в качестве постановщика церемоний открытия и закрытия Олимпийских игр в Пекине. Его фильмы заполнены визуальными находками: от самых ранних – с игрой цвета, до самых поздних – с использованием всего потенциала операторской работы и специальных эффектов. Но прелесть настоящего визуала, если он истинный китаец, в том и состоит, что визуальность не существует сама по себе, она гармонично сосуществует с идеями. И при этом не становится просто знаковой системой передачи авторского текста, она сама – и есть текст, разговор на другом уровне, в других категориях.
Герой в этом смысле – настоящий шедевр. История беседы безымянного префекта с правителем Цинь, выстроенная в стилистике жанра уся, где все персонажи свободно бегают по вертикальным поверхностях, воде и ветвям деревьев, попутно борясь со злом с помощью мечей и боевых искусств, постепенно вырастает из жанра и становится размышлением о природе власти, о взаимоотношениях личного и общественного, о Любви и Идее и многих других вещах. И все это настолько гармонично укладывается в капли воды на лице или тучи стрел над школой иероглифики, что просто диву даешься, как картинки могут говорить с тобой одновременно со словами, не перебивая друг друга, не противореча, а дополняя или рассказывая параллельно о чем-то еще.
В этом весь Чжан Имоу: он ведет зрителя запутанными тропами, будь то бамбуковые рощи «Дома летающих кинжалов» или маленькие деревушки Китая «Пути в тысячу ли». Ты не всегда знаешь, где ты окажешься в самом конце, начав путь из павильона для игры в Го, но можешь быть уверен, что путешествие будет интересным, а по пути ты станешь богаче. И сопровождать тебя будет гармония, поскольку такой спутник нужен каждому, истинный ты китаец или нет.

/Идущий/
Спустя два года после безмолвного выпуска этого фильма в прокат (был он там на самом деле или нет, остается для меня загадкой), мне наконец-то удалось посмотреть седьмой эпизод Светланы Дружининой из серии «Тайны дворцовых переворотов» под названием «Виват, Анна!». Для начала следует сказать, что я являюсь безоглядным фанатом киноэпопеи, затеянной «мамой» гардемаринов в середине смутных 90-х, в полное безденежье и упадок отечественного кинобизнеса. С упорством и любовью Дружинина в соавторстве со сценаристом Павлом Финном создавала 6-серийную историю о жизни и смерти маленького Петра II, замученного до смерти дворцовыми интригами, участников которых изобразили Сергей Шакуров, Александр Беленький, Алексей Жарков, Владимир Ильин и другие блестящие актеры. Промашки с кастингом у Дружининой случаются редко, промашки со сценарием еще реже. Таким образом, при почти полном отсутствии средств режиссеру удавалось приглашать лучших актеров на их роли почти за бесплатно, использовать в качестве декораций музейные экспозиции, доступ к которым многим кинематографистам закрыт даже за деньги, а из-за отсутствия денег на композитора приходилось вставлять в фильм мелодии Чайковского и Малера (Роман Дормидошин объявился только к пятому фильму). В итоге талант и харизма побеждают трудности и на выходе имеем крепкое, цельное и интересное историческое кино, у которого есть понятные трудности с прокатом, но нет таковых с телезрителем (мне же волею судеб удалось посмотреть часть киноэпопеи в кино). Естественно, на смерти Петра II Дружинина и не собиралась останавливаться, поскольку эпоха дворцовых переворотов не закончилась, впереди еще много интересного. И в 2008 году представила вниманию новый фильм, под названием «Виват, Анна!», повествующий о приходе к власти Анны Иоанновны и начала эпохи под названием «бироновщина».
Приступая к просмотру, я несколько недоумевал по поводу названия фильма, изначально заявленного в стилистике эпопеи как «Тайны дворцовых переворотов. Россия, век XVIII-й. Фильм 7-й. Виват, Анна Иоанновна!» и вдруг переименованного в «Виват, Анна!». Объяснив себе это тем, что фильм, скорее всего, пытались выпустить в прокат как самостоятельное произведение, а это вряд ли было бы возможно при первом варианте, я начал просмотр с легким сердцем, ведь это была та же Дружинина, тот же Финн, тот же Мукасей.
Увы, те да не те. Оказывается, для переименования была и иная причина: Дружинина почти полностью сменила стилистику фильма, подход к драматургии и постановке. И возможно, для этого были причины, но качество исполнения, честно говоря, мне непонятно. С легкостью творца Дружинина, на мой совершенно субъективный взгляд, существенно минимизировала все плюсы киноэпопеи.
Во-первых, предыдущие шесть фильмов были построены по совершенно простой формуле: главными героями являются исторические персонажи и только они, с ними происходят все перипетии, переживания, болезни и смерти. Перед глазами оживают Петр Великий в неожиданном исполнении Николая Караченцева, Меншиков, как одна из лучших ролей Сергея Шакурова, Наталья Егорова в роли Екатерины I, а кроме того семейство Долгоруких, барон Остерман, Петр II и другие интересные личности. Что мы видим в новом фильме? Замечательнейшим персонажам: Анне Иоанновне, в исполнении блестящей Чуриковой, и Бирону – Александру Лазареву мл. отведено катастрофически мало времени. Все остальное время занимают товарищи Юсупов, Сумароков и Мадлен, а также ее папа (уж, простите, не знаком с их историческими прототипами). Зачем? Это уже во-вторых.
Во-вторых, первые шесть фильмов были чем угодно, но не авантюрным кино. Им это и не нужно было: весь накал достигался при помощи сложных взаимоотношений персонажей, психологией их решений, а также личных и исторических последствий их решений. Видимо, желая наконец-то привлечь к фильму внимание прокатчиков, Дружинина удалила на второй план историю с психологией, введя в сценарий много-много (реально много) погонь, драк и любовных сцен. Для этой цели и понадобились, видимо, вышеупомянутые Юсупов, Сумароков и Мадлен. Из всего экранного времени, уделенного этим персонажам, вызывает интерес только история фанатичного до истерики противостояния первых двух, олицетворяющего, по видимому, то, как вечно борются в нас верность Родине и здравый смысл. Все остальное, включая все весьма однообразные погони, любовь Сумарокова и Мадлен, до ужаса надуманы и как будто вставлены в фильм в последний момент, поскольку к сюжету они никакого отношения не имеют. Как собственно и сам персонаж Мадлен в исполнении Алсу, непонятно зачем присутствующий в кадре.
В-третьих, как уже упоминалось выше, в первых шести фильмах музыка – это дуэт Чайковского с Малером, а позднее весьма неплохие композиции Романа Дормидошина (хотя и записанные в студии, судя по звуку, но это модно, см. Корнелюк). И этого достаточно, там и так информации на зрителя вываливаются тонны. Здесь же совершенно ни к селу, ни к городу присутствуют песни, причем безликие, вставленные в фильм неаккуратно, без начала и конца. Написаны они, судя по титрам, специально для фильма, видимо, чтобы дополнить дух авантюрного кино. Производят же они обратный эффект, поскольку звучат ни к месту, как и вышеупомянутые сценарные вставки.
В-четвертых, фильм добивает весьма странный монтаж: какие-то немотивированные вставки одних и тех же кадров в разных частях фильма, общее ощущение недоделанности и спешки.
В итоге, мы имеем небольшую часть хронометража, которая все же отведена под то, чем раньше были «Тайны дворцовых переворотов». Это те самые дворцовые интриги и хитросплетения, интересно прописанные и прекрасно поставленные. Это те самые исторические персонажи, сыгранные настолько хорошо, насколько позволило экранное время, а Чурикова даже в таком хронометраже умудрилась создать по-настоящему запоминающуюся личность, хорош и Лазарев-мл. Исторические эпизоды в общем и целом прекрасны, по-дружинински веселы, ироничны, немножко гротескны и нервозны, а почерк мастера в своем деле чувствуется за версту. И конечно, замечательный Шалевич, читающий закадровый текст, который уделывает своей харизмой добрую половину персонажей. И это все.
Прошу меня понять, я не против авантюрного кино, я всеми руками за. Я фанат «Гардемаринов» и «Мушкетеров» до конца моих фанатских дней. Но наследием легендарного фильма, от которого этому произведению досталась только часть названия, и не пахнет, поскольку авантюрная составляющая не является здесь частью сценарного узора, как это было когда-то в тех самых «Гардемаринах». И зачем было делать это так топорно человеку, который съел на этом не одну собаку, и зачем было делать это с фильмом, который изначально как авантюрное кино и не предполагался, мне ну совершенно непонятно.
Да простит меня за этот отзыв Светлана Сергеевна, к которой я относился и отношусь с уважением. Я по-прежнему благодарен ей за «Гардемарин» и «Тайны дворцовых переворотов». Но «Виват, Анна!» я к своему глубочайшему сожалению пересматривать больше не буду. Ну, только в том случае, если выйдет режиссерская версия, в которой не будет заигрываний с прокатчиками, а вернется та самая блестящая киноэпопея, которая так дорога зрителю.
История игрушек-3: Это новый мир

Самое ужасное, с чем я столкнулся, когда несколько раз садился писать отзыв о новой «Истории игрушек», – мне совершенно нечего сказать. Это бывает крайне редко, но факт остается фактом: будучи фанатом мультипликации, еще большим фанатом «Пиксара» и просто опупенным фанатом самой франшизы, я, отсмотрев новое произведение о похождениях команды игрушек Энди, целую неделю не мог ничего сказать. Потому что все, что приходит на ум и ложится на бумагу, тут же кажется ужасной банальщиной, хуже того, убивает все то, что я почувствовал, когда смотрел это удивительное и во всех отношениях прекрасное кино. Однако не сказать ничего не могу. И вот что скажу.
Все, что удалось «Пиксару» - это, не много ни мало, создать новый мир. Да, новый мир в три-дэ именно здесь, а не там, где вы подумали. Именно здесь обитают люди, настоящие и живые, со своими страстями и страхами, достоинствами и слабостями, которые зачем-то притворяются игрушечными ковбоями и астрорейнджерами, а некоторые даже – картофельными головами и свиньями-копилками, но что не делает их менее живыми. Именно здесь ты веришь в то, что происходит, несмотря на то, что происходит это не на твоей кухне и не в твоей спальне, а в нарисованном детском саду и нарисованной свалке. Ты веришь им и живешь вместе с ними. Сострадаешь их поражениям, радуешься их победам, переживаешь их предательства и завидуешь их дружбе. И если это мультфильм для детей, то я игрушечный пупс, ибо почерпнуть взрослому здесь можно так же много, как и ребенку, только взрослому оно подчас нужнее. И очень завидую тем, кто еще пройдет весь путь вместе с этими неигрушечными игрушками от начала до конца, прощаясь вместе с ними с детством и с франшизой, которая получила чуть ли не самое достойное из всех завершений за историю кино и мультипликации.
Но, пожалуй, самой главной похвалой будет то, что мне в определенный момент пришлось снять очки, чтобы утереть слезы. Мне, человеку, для которого ком в горле – самое сильное из чувств, которые бывают на трогательных моментах в кино. И это были слезы, за которые я отдал бы половину просмотренных фильмов в моей жизни – они были искренними.
Будь я более чувствительным, я заплакал бы сейчас снова. От бессилия изменить то, что в нашей стране «История игрушек-3» не нашла своего зрителя, променявшего ее на рафинированного «Шрека», который в очередной раз вылез на экраны за зелеными бумажками. А «тупые» американцы, отдавшие свои кровные за просмотр настоящего, а не поддельного чуда, недоуменно смотрят на нас из-за океана, не в силах выразить своего отношения к нам ничем, кроме печального «Russia, you suck». Я бы заплакал, конечно, но я смеюсь от радости: я это видел. И уверяю вас, буду возвращаться в этот чудесный новый мир снова и снова. Чего и вам от души желаю.

/Идущий/
Конфуций: Груз тысячелетий

Кино о Конфуции, приуроченное к 60-летию образования КНР – штука хитрая. Ожидать от него можно чего угодно: от пропагандистской агитки, поскольку китайские коммунисты благоразумно прибрали конфуцианство по свое крыло, до шедевра, если посмотреть, что за фигуру положили в основу фильма. Не получилось ни того, ни другого.
А чтобы понять, что же получилось, нужно начать с того, что на главную роль в фильме не случайно был выбран Чоу Юньфат. Во-первых, попадание в роль, и правда, просто блестящее, на протяжении фильма в реальности Конфуция невозможно усомниться: кроткий и обманчиво беззаботный взгляд, на лице и в осанке невозмутимость и покорность соседствуют с твердостью характера – «благородный муж» собственной персоной. Во-вторых, китайцы уже давно поняли, что обеспечить хоть какой-то интерес к отечественному кино за рубежом, не касаясь тематики кун-фу во всех ее изощренных проявлениях, можно только присутствием в кадре актеров, узнаваемых и любимых западным зрителем, и наличием зрелищных сцен. Однако, обеспечив фильм и тем, и другим создатели фильма забыли об одной из главных составляющих – драматургии. В итоге, интересная идея была подавлена безуспешной попыткой вместить в один двухчасовой фильм как можно больше легенд о Конфуции, скрупулёзно пересказывая их одну за другой. И если первая половина фильма, повествующая о его служении при дворе царства Лу, имеет какой-то связный сюжет, то после изгнания фильм представляет собой череду не связанных между собой коротких эпизодов, к финалу становящихся все короче и короче. Вот Конфуций там-то, вот Конфуций здесь. Он изрек то-то, а в другом царстве через три года изрек другое. И даже сцена трагической гибели любимого ученика, спасающего книги ценой своей жизни, не спасает положение, потому что никоим образом не связана с предыдущими сценами, а потому ее нельзя назвать кульминацией или чем-то в этом роде. По сути, весь фильм оказывается калейдоскопом лиц и событий, которые вертятся вокруг главной фигуры, пропадая и забываясь быстрее, чем успеваешь восхититься.
В итоге, имеем кино, посмотреть которое следует по трем причинам: замечательная игра Чоу Юньфата, успешно перевоплотившегося в легендарного мудреца; отличную первую половину, повествующую о подвигах Конфуция на чиновничьем посту, включающую все зрелищные, в том числе батальные сцены и лучшие сценарные ходы; прекрасные пейзажи, костюмы и декорации, на которые не поскупились создатели фильма, описывая странствия мудреца. В остальном, ни шедевра, ни даже особо запоминающегося фильма не получилось.
Вот так фигура Конфуция даже две в половиной тысячи лет спустя своей монументальностью подавила создателей фильма, не дав им разогнуться под взваленной на них тяжестью и создать шедевр. А если серьезно, то надеюсь, что следующая попытка будет удачнее. Я с удовольствием посмотрю.

/Идущий/
«Без гнева и печали,
На благо всей Земли.
Как мы давно мечтали,
Но так и не смогли…».

Трудно объяснить, почему я решил написать этот отзыв. Причин так много, что упомянуть все, расставив при этом правильные акценты, трудно. В чем-то потому, что где-то в ближайшее время из-под кинопера Аллы Суриковой выходит «Человек с бульвара капуцинок», посмотреть который у меня вряд ли достанет сил. И может, потому, что вот уж много лет, с самого далекого детства, история о мистере Фёсте и его кинопроекторе была и остается моим любимым фильмом. Но скорее всего, потому, что всей своей душой вот уже много лет я люблю этот Великий и Ужасный Кинематограф, люблю все его лица, тошнотворно отвратительные и неумолимо прекрасные. Люблю с каждым годом все сильнее, и если в детстве эта любовь была неосознанной и неуловимой, то теперь она все более осознается с каждым днем и становится от этого еще более сильной и страстной.
Кино о Любви к Кино снимали во все времена, а потому любимое кино о Любви к Кино у каждого свое. Мое же сердце давным-давно захватило путешествие с кинопроектором в руке на рукотворный Дикий Запад с целью сделать его чуть менее диким, разбудить разум и прогнать рожденных его сном чудовищ. Мечта столь же прекрасная, сколь и неосуществимая. Но великолепие Магии Кино в том и состоит, чтобы заставить зрителя поверить в том, что невозможное возможно, стоит только быть таким же убежденным и бескорыстным, как мистер Фёст.
Я же поверил в это, будучи еще ребенком, чье сознание не было замутнено осознанием чудовищной несправедливости мира, точнее, отсутствием в мире парадигмы справедливости как таковой. Я поверил и полюбил всей душой мистера Фёста, Билли и всех посетителей киносеансов салуна, разделивших со мной любовь к чудесному миру кино. Обратная сторона магии была и в том, как я возненавидел мистера Секонда! Всей душой, люто, по-настоящему, не оставляя ему ни малейшего шанса. До сих пор, когда случайно вижу на экране лицо прекрасного актера Альберта Филозова, меня передергивает от отголосков того омерзения, которое охватывало меня в детстве при его образе. Он стал для меня средоточием зла, разрушителем прекрасного, самим дьяволом в человеческом обличии.
После многократных просмотров этого фильма наступил некоторый перерыв, период взросления, когда забываешь некогда любимое и отправляешься на поиски Истины в неведомые края. Когда после этого перерыва я снова вернулся к фильму, мне, конечно, сразу бросилась в глаза вся наивность и инфантильность идеи. Но от этого идея не стала хуже, напротив. Идея стала еще лучше, очистилась от шелухи реального мира. Ибо идея мистера Фёста – утопия лишь для огромного реального мира с культивируемым в нем соблазном расслабиться, плевать на все, никогда и никуда не расти, оставаясь потребителем и поглощателем. Но опыт его – вовсе не утопия для отдельно взятой маленькой реальности: семьи, общины, города. Конечно, чем больше людей и идей, тем более хрупким становится мир, пригрезившийся Фёсту, но не в том ли его ценность, что хрупкое надо хранить еще более бережно?
Самое главное, что Фёст знал секрет очищения от грязи и шелухи: не борьба с мусором и выплескивание с грязной водой самого ребенка, как чаще всего поступают «очистители» общества в своих благородных порывах, объясняя такие методы тем, что, не разбив яиц, не сделать яичницу. Они лукавят, потому что их путь – самый простой и самый неэффективный: то, что не убивает, делает сильнее, а борьба с грязью лишь увеличивает количество грязи. Не борьбу предложил мистер Фёст, а альтернативу. При этом прекрасно сознавая, что светлое – это всегда очень шаткая и слабая альтернатива темному, потому что светлое всегда труднее, а чтобы опуститься на дно, усилий не нужно. Но сила Фёста еще и в том, что он шел туда, где остальные не видели надежды, а потому просмотрели самое главное – Веру в человека.
Не знаю, научил ли меня чему-то мистер Фёст. Внутренний спор в моей душе о том, влияют ли на меня как-то произведения искусства или же я просто нахожу в них то, что хочу найти, еще не окончен и вряд ли закончится чем-то внятным. Но мне хочется верить, что именно он заронил в мою душу семена, которые выросли в нечто больше, что заставляет меня снова и снова находить светлое в темном, культивировать в себе веру в человека и по мере сил самому нести в себе Свет и дарить его другим.
Я с Вами, мистер Фёст. Нам по пути.